Аппарат внешней фиксации позвоночника

Аппарат внешней фиксации позвоночника

Проблема лечения неосложненных повреждений позвоночника – одна из наиболее актуальных проблем современной травматологии и ортопедии. Врачи целого ряда специальностей – травматологи, ортопеды, нейрохирурги, рентгенологи, специалисты по реабилитации, работники социальной сферы – вот далеко не полный перечень лиц, заинтересованных в решении проблем, которые встают перед пациентом после получения травмы позвоночника.

Многогранность клинических проявлений, сопровождающих повреждения позвоночника, обусловлена особенностями строения позвоночного столба. Так, например, повреждения таких анатомических структур, как поперечные, остистые, суставные отростки, могут протекать практически бессимптомно, являясь в ряде случаев случайной находкой. В свою очередь, нестабильные повреждения и особенно осложненные протекают с ярко выраженной классической клинической симптоматикой.

Создание классификации переломов позвоночника осуществлялось на разных этапах исследования данного вида повреждения. Так, Holdsworth (1970) был одним из первых исследователей, обративших внимание на особенности повреждений переднего и заднего опорного комплексов и предложивших двухколонную классификацию переломов позвоночника. Широкое распространение в отечественной травматологии получила классификация Я.Л. Цивьяна, предложенная им в 1971 г., с дополнениями и изменениями используемая и до наших дней. Классификация Denis (1983) давала исчерпывающую характеристику повреждений костных и связочных структур, степень сужения позвоночного канала на основе трехколонной теории строения позвоночника. Magerl (1994) с коллективом авторов разработал наиболее распространенную в Европе в наши дни классификацию Международной ассоциации остеосинтеза – АО, в которой все повреждения делятся на 3 группы: А, В, С, имеющие детализированные подгруппы.

В нашей стране приоритет внеочагового остеосинтеза повреждений всех локализаций, в том числе и позвоночника, принадлежит академику Г.А. Илизарову и ученым его научной школы. Учитывая особенности анатомического строения позвоночника, а также накопленный значительный опыт по фиксации позвонков за остистые и поперечные отростки, фиксирующие элементы первых аппаратов внешней фиксации вводились именно в эти анатомические образования (Филиппов В.А., Бызов Б.И., 1996). Нередко данные конструкции применялись не только как этап, предваряющий выполнение переднего спондилодеза, но и как фиксирующий элемент при уже произведенной декомпрессии или спондилодезе.

Остеосинтез позвоночника аппаратом внешней фиксации, обеспечивая стабильность в трех плоскостях, мог применяться при любых видах повреждений. Во время коррекции деформации в сагиттальной плоскости и одновременной тракции по длине в условиях ТПФ создавалось максимальное напряжение связочного аппарата позвонков, задействованных в фиксации. При наличии фрагментов, смещенных в полость позвоночного канала, в ряде случаев удавалось за счет напряжения задней продольной связки и задних порций фиброзного кольца уменьшить величину данного смещения. Этот эффект получил название «лигаментотаксис». В случаях, когда во время травмы происходило разрушение связочного аппарата, данная манипуляция не несла обозначенного эффекта. Поэтому ряд авторов (W. Dick, 1987; B.A. Akbarnia, 1997) предлагали проводить устранение вертебро-медуллярного конфликта из заднего доступа с частичной резекцией структур на уровне сломанного позвонка, дополняя это остеопластикой.

Одним из первых ученых, применивших принцип транспедикулярной фиксации, стал Roy-Camille (1976, 1979, 1986). Его идеи были развиты W. Dick (1984) и Magerl (1982, 1984, 1994). Ими был предложен новый способ остеосинтеза позвоночника, заключавшийся в введении резьбовых стержней вне зоны перелома и фиксации их в опорных пластинах аппарата.

Данная методика оперативного лечения широко распространялась по странам Западной Европы. Ряд авторов (Arnold W., 1986; Steffe A.D. et al., 1993) опубликовали результаты лечения пациентов с неосложненными переломами позвоночника, отмечая при этом появляющиеся осложнения и неудовлетворительные исходы. Учитывая недостатки имевшихся конструкций, авторы стали применять собственные модификации аппаратов (Knopf W., 1989). В нашей стране широкое применение получили аппараты внешней фиксации РНЦ ВТО им. академика Г.А. Илизарова.

Одним из возможных вариантов фиксации позвоночника стал аппарат внешней фиксации «Краб», предложенный группой авторов (А.М. Лавруков, А.Б. Томилов, Д.И. Глазырин) из Уральского НИИ травматологии и ортопедии под руководством профессора С.М. Кутепова.

Этим же авторам принадлежал целый ряд работ о результатах оперативного лечения заболеваний и повреждений позвоночника, где подробно описывались методики остеосинтеза позвоночника оригинальным аппаратом внешней фиксации и их результаты.

Лавруков А.М., Томилов А.Б. (2002) в качестве показаний для оперативного лечения переломов позвоночника в целом выделяли следующие диагностические признаки: нестабильный перелом позвоночника с компрессией тела позвонка более 10–15 градусов (тип В, С по АО); стабильный оскольчатый перелом позвоночника (тип А по АО); вертебро-медуллярный конфликт первой и более степени; ЭНМГ признаки аксонального или передне-рогового типа поражения спинного мозга и его корешков.

Проведенные авторами исследования позволили им сформулировать основные положения и показания для остеосинтеза позвоночника аппаратом внешней фиксации: Свежие компрессионные переломы позвоночника тип А и В (по АО) без неврологических расстройств; застарелые повреждения позвоночника с кифотическими деформациями и нестабильностью; позвоночно-спинномозговые травмы в остром, раннем, промежуточном и позднем периодах; травматические спондилолистезы и вывихи позвонков; дегенеративно-дистрофические заболевания пояснично-сакрального отдела позвоночника, приводящие к смещению поясничных позвонков; спондилиты и дисциты различных этиологий.

Противопоказания для использования метода: пиодермия и гнойно-воспалительные процессы в области предполагаемого использования аппарата внешней фиксации позвоночника. Относительными противопоказаниями являются пролежни в стадии репарации, расположенные в областях, близких к уровню поврежденного отдела позвоночника.

Показания для метода остеосинтеза позвоночника аппаратом внешней фиксации требовали дополнения положениями об одно- и двухэтапном оперативном лечении.

Показания к одноэтапному оперативному лечению: свежие переломы тел позвонков и позвоночно-спинномозговые травмы в остром и раннем периодах болезни до 10–14 дней с момента травмы; застарелые переломы позвоночника в сроки более 3 недель с момента травмы с признаками формирования дистракционного регенерата поврежденных позвонков в период 1,5–2 месяца с начала дистракции.

Показания ко второму этапу лечения – межтеловому спондилодезу поврежденных двигательных сегментов позвоночника; разрушение тела позвонка при повреждении смежных межпозвонковых дисков; отсутствие признаков формирования дистракционного регенерата при застарелых повреждениях.

Сохранение достигнутой коррекции формы позвоночного столба при застарелых повреждениях позвоночника, когда устранение деформации происходит за счет транспозиции позвонков.

Об эффективном применении аппаратов внешней фиксации при лечении переломов позвонков в поздние сроки после травмы и при наличии грубых деформаций позвоночника сообщал Афаунов А.А. (2006), причем продолжительность этапа внешнего остеосинтеза составляла всего 6–14 дней.

Жупанов А.С. с соавт. (2009) во всех случаях применения аппаратов внешней фиксации достигали полного восстановления нормальных анатомических взаимоотношений в измененном позвоночном двигательном сегменте и считали, что наиболее эффективным является широкое комбинирование методов внутренней и внешней фиксации. К недостаткам последней ими относятся сложности ухода за больным и его реабилитации.

Вместе с тем Прудникова О.Г. с соавт. (2008) отмечали наличие следующих осложнений: прооперировано 280 пациентов, из них у 24 (8,8 %) возникали осложнения: переломы стержней ‒ у 12 (4,4 %), воспаление мягких тканей – у 6 (2,2 %), появление кифоза после демонтажа аппарата – у 6 (2,2 %). При этом авторы связывали переломы 4 стержней с их неправильным проведением, 8 – с нарушением пациентами ортопедического режима. Причинами появления кифоза в 2 случаях стало неправильное планирование оперативного приема, в 4 – несоблюдение пациентами рекомендаций (отказ носить корсет). Худяев А.Т. с соавт. (2008) разработал систему контроля осевых усилий на стержни аппарата внешней фиксации, которая позволяла прогнозировать опасные ситуации, угрожающие переломом транспедикулярных стержней.

Таким образом, наряду с очевидными достоинствами фиксации позвоночника аппаратом можно выделить целую группу осложнений, связанных с его применением. Очевидно, что необходимо дальнейшее совершенствование метода внеочаговой фиксации позвоночника, имеющего колоссальные перспективы, особенно при устранении застарелых многокомпонентных деформаций, в лечении открытых переломов позвоночника и спондилитах различной этиологии.

Герасимов А.А., д.м.н., профессор, зав. кафедрой медицины катастроф, ГБОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия Минздрава РФ», г. Екатеринбург;

Борзунов И.В., д.м.н., зам. декана лечебно-профилактического факультета, ГБОУ ВПО «Уральская государственная медицинская академия Минздрава РФ», г. Екатеринбург.

источник

Репаративная регенерация тела позвонка при стабильном переломе позвоночника в условиях внешней фиксации аппаратом (экспериментальное исследование) Текст научной статьи по специальности « Клиническая медицина»

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — К. П. Кирсанов, А. М. Чиркова, Г. А. Степанова, Reparative Regeneration Of Vertebral Body For Stable Spinal Fracture In The Process Of External Fixation With Adevice (Experimental Study

С помощью рентгенологического и морфологического методов авторами изучена динамика репаративной регенерации тела позвонка после стабильного перелома позвоночника в условиях внешней фиксации аппаратом . Полученные данные свидетельствуют о том, что в условиях применения метода чрескостного остеосинтеза костное сращение формируется через 21-28 дней в процессе эндостальной реакции. Ранние сроки репаративного остеогенеза объясняются чётким сопоставлением фрагментов тела сломанного позвонка и их плотным контактом на протяжении всего эксперимента . Это позволяет приблизить сроки сращения к естественному репаративному циклу.

Читайте также:  Остеохондроз шейного отдела позвоночника симптомы лечение народными средства

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — К. П. Кирсанов, А. М. Чиркова, Г. А. Степанова, Reparative Regeneration Of Vertebral Body For Stable Spinal Fracture In The Process Of External Fixation With Adevice (Experimental Study

Using roentgenological and morphological techniques, the authors studied the dynamics of reparative regeneration of vertebral body after stable spinal fracture, treated by a device for external fixation. The data obtained demonstrate, that bone union is formed by 21-28 day in the process of endosteal reaction, when the technique of transosseous osteosynthesis is used. The early periods of reparative osteogenesis are due to exact juxtaposition of body fragments in the vertebra fractured and their close contact all over the experiment . This allows to approximate the periods of union to a natural reparative cycle.

Текст научной работы на тему «Репаративная регенерация тела позвонка при стабильном переломе позвоночника в условиях внешней фиксации аппаратом (экспериментальное исследование)»

Репаративная регенерация тела позвонка при стабильном переломе позвоночника в условиях внешней фиксации аппаратом (экспериментальное исследование)

Reparative regeneration of vertebral body for stable spinal fracture in the process of external fixation with a device (Experimental study)

Государственное учреждение науки Российский научный центр «Восстановительная травматология и ортопедия» им. академика Г. А. Илизарова, г. Курган (генеральный директор — заслуженный деятель науки РФ, член-корреспондент РАМН, д.м.н., профессор В.И. Шевцов)

С помощью рентгенологического и морфологического методов авторами изучена динамика репаративной регенерации тела позвонка после стабильного перелома позвоночника в условиях внешней фиксации аппаратом. Полученные данные свидетельствуют о том, что в условиях применения метода чрескостного остеосинтеза костное сращение формируется через 21-28 дней в процессе эндостальной реакции. Ранние сроки репаративного остеогенеза объясняются чётким сопоставлением фрагментов тела сломанного позвонка и их плотным контактом на протяжении всего эксперимента. Это позволяет приблизить сроки сращения к естественному репаративному циклу.

Ключевые слова: эксперимент, собаки, стабильный перелом, репаративная регенерация, позвоночный столб, внешняя фиксация аппаратом.

Using roentgenological and morphological techniques, the authors studied the dynamics of reparative regeneration of vertebral body after stable spinal fracture, treated by a device for external fixation. The data obtained demonstrate, that bone union is formed by 21-28 day in the process of endosteal reaction, when the technique of transosseous osteosynthesis is used. The early periods of reparative osteogenesis are due to exact juxtaposition of body fragments in the vertebra fractured and their close contact all over the experiment. This allows to approximate the periods of union to a natural reparative cycle.

Keywords: experiment, dogs, stable fracture, reparative regeneration, spine, external fixation with a device.

К.П. Кирсанов, А.М. Чиркова, Г.А. Степанова

K.P. Kirsanov, A.M. Chirkova, G.A. Stepanova

Травма позвоночника как наиболее тяжёлое повреждение опорно-двигательной системы до настоящего времени представляет сложную медико-социальную проблему [1, 4, 5, 7, 8, 10, 12, 13]. Частые неудовлетворительные исходы, достигающие 16,1-47,6%, приводят к стойкой инвалидизации пострадавших (от 18,7 до 57,5%) [1, 5, 11].

С 1982 года сотрудниками научной группы экспериментальной вертебрологии РНЦ «ВТО» проводятся исследования по изучению процесса репаративной регенерации позвонков при различных видах их травматических повреждений в условиях применения метода чрескостного ос-теосинтеза [6].

точно широко используются внутренние металлоконструкции, в том числе и фиксаторы с памятью формы [4].

Переломы тел позвонков, по данным различных авторов, составляют 2,5-12,0% от всех повреждений скелета, занимая второе место среди травм опорно-двигательной системы [2, 3].

В данной работе мы представляем результаты изучения динамики и особенностей репара-тивного остеогенеза при стабильном переломе позвоночника в условиях его внешней стабильной фиксации аппаратом.

Существенное значение в обеспечении оптимальных условий сращения переломов имеет стабильная фиксация повреждённого отдела позвоночного столба. В настоящее время доста-

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Эксперименты проведены на 18-и беспородных собаках в возрасте от 1 года до 3-х лет. В работе использованы экспериментально-клинический, рентгенологический, рентгенометрический, гистологический и статистический методы. Рентгенометрические исследования проводили на 20-и спондилограммах (5 животных), выполненных до операции, в конце периода фиксации и в период после снятия аппарата.

Животных выводили из опыта через 7,14,21 и 28 дней фиксации аппаратом, а также спустя один, три, шесть, двенадцать месяцев после его снятия. Эвтаназию животных осуществляли в соответствии с требованиями приказа МЗ СССР N 755 от 12.08.77г. «О мерах по дальнейшему совершенствованию организованных форм работы с использованием экспериментальных животных».

Методика моделирования стабильного перелома позвоночника. Стабильный перелом позвоночника получали с помощью аппарата внешней фиксации разработанным нами способом (заявка № 95-111005 (018801) на выдачу патента РФ на изобретение «Способ закрытого нарушения целостности позвонка». Приоритет от 13.07.95./ В.И. Шевцов, К.П. Кирсанов). При этом фиксацию оперируемого отдела позвоночного столба осуществляли по стандартной, описанной нами ранее методике [6].

Особенности получения модели стабильного перелома позвоночника аппаратом внешней фиксации заключаются в том, что в участке предполагаемого перелома тела одного из позвонков проводят дополнительную спицу, концы которой параллельно изгибают в кранио-вентральном направлении и закрепляют в тягах, установленных на одной из опор аппарата. По-

сле соединения подсистем аппарата между собой основную пару шарнирных устройств устанавливают таким образом, чтобы ось их вращения проходила на уровне и в плоскости дополнительной спицы, проведённой через тело позвонка, в месте предполагаемого повреждения. Вторую пару шарнирных устройств (дистракто-ров) устанавливают произвольно (рис. 1а).

Далее в фиксируемом отделе позвоночника создают условия дистракции. Одновременно с этим осуществляют синхронную тракцию в кранио-вентральном направлении концов дополнительной спицы, проведённой через тело повреждаемого позвонка. Совокупность созданных условий напряжения и перемещение дополнительной спицы приводят к разрыву позвонка. При этом линия повреждения проходит через дополнительную спицу от вентральной до дорсальной (до краёв межпозвонковых отверстий) поверхности тела позвонка.

Дистракционные усилия прикладывают к позвоночнику непосредственно в ходе операции, а уровень повреждения и величину диастаза при этом контролируют серией рентгенограмм.

После рентгенографии, подтверждающей нарушение целостности тела позвонка, дополнительную спицу удаляют. Фрагменты позвонка сопоставляют, возвращая подсистемы аппарата в исходное положение. Шарнирные соединения заменяют стержнями.

Предложенный способ моделирования стабильного перелома тела позвонка, обеспечивая однотипное, закрытое, целенаправленное, локализованное нарушение его целостности, позволяет изучить течение репаративного остеогенеза в стандартных условиях внешней стабильной аппаратной фиксации.

При фиксации поясничного отдела позвоночника аппаратом сохранялись анатомически правильное положение позвонков, естественный поясничный физиологический лордоз, а также прямолинейность продольной оси позвоночника.

После моделирования закрытого нарушения целостности позвонка на спондилограммах, выполненных в сагиттальной плоскости, у всех животных чётко определялась линия перелома, которая проходила от вентральной поверхности тела позвонка до дорсальной. При этом высота диастаза на уровне дорсальной части тела составляла 5-7 мм, а на уровне вентральной — 6-10 мм. Местоположение линии перелома зависело от уровня проведения дополнительной спицы (спиц) через тело повреждаемого позвонка.

Во всех наблюдениях гиперэкстензия позвоночника на уровне травматического повреждения составила 27-43°. Увеличение размеров межтеловых промежутков оперированного отдела позвоночника не выявлено. Определялись незначительное (на высоту полученного диастаза) увеличение кранио-каудальных размеров межпозвонковых отверстий и расхождение (до 1,5 мм) фасеток суставных отростков в дугоот-ростчатых суставах на уровне травматического повреждения (рис. 1б).

У большинства животных после сопоставления фрагментов повреждённого тела позвонка их смещений во фронтальной и сагиттальной плоскостях не наблюдалось. Чётко прослеживались перелом и канал от дополнительной спицы.

Читайте также:  Кто делал операцию в грудном отделе позвоночника

Контуры тела позвонка по дорсальной и вентральной поверхностям прерывались на уровне перелома. Суставные отростки возвращались в исходное положение, дугоотростчатые суставы приобретали обычную форму, кранио-каудальные размеры межпозвонковых отверстий соответствовали исходным (рис. 1в).

Рис. 1. Рентгенограммы поясничного отдела позвоночника, боковые проекции: а) — после чрескостной фиксации аппаратом; б) — закрытое нарушение целостности тела L5 позвонка в его каудальной части; в) — сопоставление фрагментов L5 позвонка. Собака N 1045

В период фиксации, в течение 28 дней, аппарат стабильно удерживал фрагменты позвонка в достигнутом на момент сопоставления положении. Уже через 7 дней на боковых спондило-граммах отмечалась расплывчатость обращён-ных внутрь диастаза краёв фрагментов позвонка. Сохранялась прерывистость контуров тела по дорсальной и вентральной поверхностям. Через 14 дней фиксации появлялась непрерывность контуров тела позвонка. Оно имело однородную структуру, и только в месте проведения дополнительной спицы его оптическая плотность была снижена (рис. 2а).

Микроскопически через 7 дней после операции в диастазе определялись фрагменты некроти-зированных костных трабекул и фибрин. В отдельных костно-мозговых полостях, прилежащих

к зоне перелома, наблюдались островки скелето-генной ткани с формирующимися остеоидными трабекулами.

Спустя 14 дней образовывалось частичное эн-достальное костное сращение. При плотном контакте отломков на уровне корковой пластинки сохранялась узкая (до 0,5 мм) щель (рис. 2б).

Рис. 2. Через 14 дней фиксации аппаратом: а) — непрерывность контуров тела повреждённого L5 позвонка. Боковая спондилограмма. Собака N 1045; б) — формирование эндостального костного сращения в теле позвонка. Гистотопограмма. Увеличение луп-ное, окраска по Ван-Гизону. Собака N 1107/6761

Через 21 день после операции в теле повреждённого позвонка в зоне перелома прослеживался трабекулярный рисунок, а в отдельных местах наблюдались более интенсивные по плотности участки. По дорсальной и вентральной поверхностям тела корковая пластинка становилась более чёткой и во всех опытах была непрерывной. У отдельных животных отмечалось увеличение кранио-каудальных размеров остистых отростков Ь3-Ь6 позвонков за счёт периостальных наслоений вокруг спицевых каналов.

К концу периода фиксации (28 дней) на обзорных спондилограммах поясничного отдела изменений положения фиксированных сегментов не наблюдалось. Межтеловые промежутки имели исходные размеры. Остистые, суставные и поперечные отростки позвонков сохраняли форму и были анатомически правильно ориентированы.

На рентгенограммах анатомических препаратов тело повреждённого позвонка на всём протяжении имело трабекулярное строение. В зоне перелома определялись отдельные, незначительные по величине, плотные тени расплывчатой формы. Контуры тела повреждённого позвонка были хорошо выражены. В телах позвонков диаметр каналов от спиц соответствовал их поперечнику, а в остистых отростках Ь3 и

L6 позвонков в отдельных случаях он в 1,5 раза превышал диаметр спиц. К этому сроку на боковых спондилограммах изменений размеров сагиттального диаметра позвоночного канала как на уровне повреждённого позвонка, так и всего поясничного отдела позвоночника, не выявлено (рис. 3 а).

Рис. 3. Через 28 дней фиксации аппаратом (день снятия аппарата): а) формирование трабекулярного рисунка в зоне перелома тела L5 позвонка. Боковая спондилограмма анатомического препарата. Собака N 1045; б) полное костное сращение. Гистотопо-грамма. Увеличение лупное, окраска по Ван-Гизону. Собака N 1099/6603

На гистотопограммах через 21-28 дней фиксации аппаратом линия сращения определялась с трудом по мелким новообразованным трабе-кулам и участкам старых трабекул, лишённых остеоцитов. В одном случае по вентральной поверхности, на уровне перелома корковой пластинки, сохранялся участок соединительной ткани (рис. 3б).

В период после снятия аппарата рентгенологические изменения были незначительны. Уже через один месяц следы травматического повреждения не определялись. В телах поясничных позвонков ещё сохранялись едва заметные каналы от спиц, заполненные рентгенологически плотной тенью, а в остистых отростках они были более выражены. Сохранялось незначительное утолщение и увеличение кранио-каудальных размеров остистых отростков L3-L4 и L6 позвонков. Через три месяца после снятия аппарата следы от спиц выявлялись в виде округлых участков меньшей рентгенологической плотности только в остистых отростках.

На обзорных спондилограммах на протяжении всего этого периода ось позвоночника была прямолинейной. На боковых спондилограммах определялся физиологический лордоз. Высота межтеловых промежутков соответствовала исходным данным. Тела поясничных позвонков

сохраняли прямоугольную форму и имели чёткие контуры. Повреждённый позвонок сохранял исходные размеры, обычную форму и «талию». Сагиттальный диаметр позвоночного канала и размеры межпозвонковых отверстий соответствовали норме. Изменений формы и размеров суставных отростков и образованных ими дуго-отростчатых суставов не выявлено (рис. 4а).

После снятия аппарата гистологическая картина была однотипна и характеризовалась перестройкой новообразованной костной ткани в зоне сращения. Через 3 месяца сломанный позвонок по строению не отличался от смежных. Отдалённые результаты показали, что нормальное строение позвонка сохраняется и через один год наблюдения (рис. 4б).

Рис. 4. Через год после снятия аппарата: а) — сохранение формы и размеров повреждённого L5 позвонка. Боковая спондилограмма; б) — нормальная структура тела позвонка. Гистотопограмма. Увеличение лупное, окраска по Ван-Гизону. Собака N 0951/6791

В телах и задних отделах выше- и нижерасположенных позвонков во все сроки наблюдения существенных изменений не выявлено, кроме наличия эндостальной и периостальной реакций на спицы. В отдельных случаях в задних структурах встречались признаки нарушения микроциркуляции.

При рентгенометрическом исследовании поясничных позвонков на различных этапах опытов изучены кранио-каудальные размеры повреждённого и смежных с ним позвонков, высота межтеловых промежутков и сагиттальный диаметр позвоночного канала на уровне повреждённого отдела позвоночника.

Результаты показали, что при моделировании стабильного перелома высота тела Ь5 позвонка до операции составляла в среднем 23,67+01,37 мм, в конце периода фиксации (через 28 дней) -22,87+01,41 мм, а в период после снятия аппарата

— 23,07+01,60 мм. Статистический анализ рентгенометрических данных показал, что в условиях стабильной фиксации высота повреждённого и смежных с ним (Ь4, Ь6) позвонков, межтеловых

промежутков (Ь4-Ь5, Ь5-Ь6) и сагиттальный диаметр позвоночного канала на уровне поясничного отдела позвоночника во все изученные сроки опытов не изменялись (р>0,05).

Аппарат внешней фиксации обеспечивает целенаправленное воздействие на конкретный сегмент позвоночника, что подтверждается локальностью травматических повреждений его анатомических структур.

Отсутствие дислокаций фрагментов тела позвонка как на этапе получения травматического повреждения, так и в период фиксации, а также изменений взаимоотношений анатомических элементов и деформаций повреждённого отдела позвоночника обеспечивается внешней стабильной управляемой фиксацией аппаратом.

Полученные нами рентгено-морфологические

данные свидетельствуют, что в условиях внешней стабильной фиксации повреждённого отдела позвоночника аппаратом после сопоставления и плотного контакта фрагментов тела сломанного позвонка костное сращение формируется путём эндостального остеогенеза в период наибольшей активности репаративной реакции, через 21-28 дней [9]. Ранние сроки репаративного остеогенеза объясняются, на наш взгляд, созданием оптимальных механических и биологических условий, что подтверждается минимальностью проявлений рентгенологической картины при моделировании и лечении переломов тела позвонка.

1. Богданович У.Я., Тахавиева Д.Г., Хабирова Г.Х. Оценка методов лечения неосложнённых компрессионных переломов позвоночника // Профилактика травматизма и организация травматологической помощи в нефтяной и газовой промышленности. Диагностика и лечение неосложнённых переломов позвоночника. — М.: ЦИТО, 1983. — С.48-51.

2. Динамика инвалидности от травм позвоночника по данным специализированной травматологической ВТЭК г. Омска / А.Н. Горячев, Л.С. Попов, В.Ф. Сидоров, Ф.Ф. Литвинович // Патология позвоночника. — Л., 1984. — С..20-24.

3. Дуров М.Ф. Межпозвонковая стабилизация в лечении тяжёлых повреждений нижнешейного и грудопоясничного отделов позвоночника: Автореф. дис. д-ра мед. наук. — Казань,1979. — 30 с.

4. Зильберштейн Б.М. Экспериментальные и клинические аспекты пластического восстановления опороспособности позвоночника конструкциями из пористого никелида титана // Травматол. ортопед. России. — 1994. — N 3. — С.22-29.

5. Камалов И.И. Заболевания и травмы позвоночника. — Казань, 1992. — 142 с.

6. Кирсанов К.П. Экспериментальное обоснование метода чрескостного компрессионно-дистракционного остеосинтеза в вертеб-рологии: Дис. д-ра мед. наук. — Курган, 1997. — 298 с.

7. Рамих Э.А. Хирургические методы в комплексе лечения неосложнённых повреждений позвоночника // Проблемы хирургии позвоночника и спинного мозга: Тез. Всерос. науч.- практ. конф. — Новосибирск, 1996. — С.44-45.

Читайте также:  А инъекции при лечении суставов и позвоночника

8. Ромоданов А.П., Рудяк К.Э. Некоторые проблемы травм позвоночника и спинного мозга по данным зарубежной литературы // Вопр. нейрохирургии. — 1980. — N 1. — С.56-62.

9. Стецула В.И., Девятов А.А. Чрескостный остеосинтез в травматологии. — Киев: Здоров’я, 1987. — 200 с.

10. Цивьян Я.Л. Хирургия позвоночника. — 2-е изд., испр. и доп. — Новосибирск, 1993. — 364 с.

11. Цивьян Я.Л., Фейгин Л.Е. Инвалидность при повреждениях позвоночника // Ортопед. травматол. — 1972. — N 1. — С.61-64.

12. Швец А.И. Хирургическое лечение повреждений грудопоясничного и поясничного отделов позвоночника: Автореф. дис. д-ра мед. наук. — Киев, 1990. — 36 с.

13. Юмашев Г.С., Силин Л.Л. Повреждения тел позвонков, межпозвонковых дисков и связок. — Ташкент: Медицина, 1971. — 228 с.

Рукопись поступила 15.09.99.

Тезисы докладов научно-практической конференции с международным участием «Новые технологии в медицине» и симпозиума «Способы контроля процессов остеогенеза и перестройки в очагах костеобразования». В 2-х частях. — Курган, 2000. — 495 с.

источник

Резьбовой стержень для аппарата внешней фиксации позвоночника

Полезная модель относится к медицине, а именно к травматологии и ортопедии, в частности, к фиксаторам, используемых в устройствах для внешней стержневой фиксации и может быть использована при лечении повреждений и заболеваний позвоночника. Резьбовой стержень представляет собой резьбовой металлический стержень длиной 200 мм переменного диаметра. Часть стержня длиной 45 мм, и диаметром 3 мм имеет спонгиозную резьбу и на конце заострен, на остальной части металлического стержня длиной 155 мм и диаметром 5 мм выполнена метрическая резьба. Между частями стержня расположена шайба диаметром 12 мм, толщиной 2 мм, приваренная к стержню. Исключается выход резьбового стержня за пределы передней грани позвонка, что повышает безопасность закрытого введения резьбового стержня в тело позвонка. 3 ил.

Полезная модель относится к медицине, а именно к травматологии и ортопедии, в частности, к фиксаторам, используемых в устройствах для внешней стержневой фиксации и может быть использована при лечении повреждений и заболеваний позвоночника.

Известна конструкция резьбовых стержней, используемых в устройстве фиксации и коррекции позвоночника (патент РФ 2019148, 1994), имеющих спонгиозную и метрическую резьбу. На одном конце стержня выполнены лыски в виде треугольника, а на противоположном — режущая кромка. Через корни дужек позвонков, избранных в качестве базы фиксации и коррекции, проводят резьбовые стержни спонгиозной резьбой и режущими кромками в тела позвонков, а на участках стержней с метрической резьбой закрепляют основание устройства, что позволяет надежно удерживать поврежденные сегменты позвоночника и осуществлять коррекцию деформаций в различных плоскостях. Однако при проведении резьбовых стержней в тела позвонков не исключается возможность выхода концов стержней за пределы тела позвонка с повреждением элементов спинного мозга.

Наиболее близким к предлагаемой полезной модели является резьбовой стержень, входящий в комплект устройства для внеочагового остеосинтеза позвоночника (патент РФ 2115381, 1998). Стержень имеет резьбовую часть с режущей кромкой и винтовую часть. Стержни закрыто вводят в заранее определенные точки (через корень дужки в тело позвонка), выше и ниже лежащих от сломанного позвонков. Свободные концы стержней закрепляют на опорных пластинах с помощью компенсаторных шайб так, чтобы одна пластина фиксировала два позвонка. Пластины соединяют между собой, с возможностью перемещения пластин относительно друг друга в пределах 60°. С помощью пластин поэтапно осуществляют репозицию позвонков во всех плоскостях, восстанавливая форму поврежденного позвоночного сегмента, после чего устройство жестко фиксируют (На Фиг. 1 представлено устройство для внеочагового остеосинтеза позвоночника, смонтированное на муляже). Резьбовые стержни надежно удерживают позвонки.

Однако при использовании устройства при закрытом введении резьбового стержня в тело позвонка возникает проблема его выхода за пределы передней грани позвонка, вплоть до повреждения внутренних органов (на Фиг. 2 представлена рентгенограмма, на которой виден выход конца резьбового стержня из передней грани позвонка). Данное осложнение может встречаться в 5,5% случаев остеосинтеза позвоночника аппаратом внешней фиксации (Бердюгин К.А., Бердюгина О.В., Кутепов С.М. Ошибки и осложнения остеосинтеза позвоночника / под ред. Белокрылова Н.М. — Екатеринбург: Изд-во ГБОУ ВПО УГМА Минздравсоцразвития России, 2011. — С. 76.)

Техническая задача — повышение безопасности закрытого введения резьбового стержня в тело позвонка путем его модификации — решается следующим образом.

Резьбовой стержень для аппарата внешней фиксации позвоночника, имеющий резьбовую и винтовую части представляет собой резьбовой металлический стержень, переменного диаметра, меньшего 3 мм со стороны введения стержня в кость, длиной 45 мм и большего 5 мм по остальной части стержня длиной 155 мм, причем между частями стержня расположена шайба диаметром 12 мм и толщиной 2 мм.

Наличие переменного диаметра резьбового стержня позволяет минимизировать возникновение трещин и сколов при введении тонкой части стержня с меньшим диаметром в дужки и тела позвонков, при этом часть стержня с большим диаметром остается снаружи и позволяет проводить репозицию с большими усилиями. Наличие же упора на металлическом стержне между двумя частями с большим и меньшим диаметром в виде шайбы не позволяет провести стержень в дугу позвонка более чем на 45 мм, т.е. длину части с меньшим диаметром, что не позволяет выходить стержню за пределы передней грани позвонка.

Таким образом, модификация резьбового стержня обеспечивает профилактику выхода стержня за пределы передней грани позвонка, что повышает безопасность закрытого введения резьбового стержня в тело позвонка.

Резьбовой стержень представляет собой резьбовой металлический стержень длиной 200 мм переменного диаметра (на Фиг. 3 представлен внешний вид предлагаемого модифицированного резьбового стержня). Часть стержня длиной 45 мм, и диаметром 3 мм (1) имеет спонгиозную резьбу и на конце заострен, на остальной части металлического стержня длиной 155 мм и диаметром 5 мм (2) выполнена метрическая резьба. Между частями стержня расположена шайба (3) диаметром 12 мм, толщиной 2 мм, приваренная к стержню.

Предлагаемый резьбовой стержень в составе устройства для внеочагового остеосинтеза позвоночника используют при лечении повреждений и заболеваний позвоночника.

Под наркозом в положении больного на животе под контролем ЭОП в тела позвонков транспедикулярно вводят резьбовые стержни. Ориентирами для закрытого введения резьбовых стержней в тела позвонков служат доступные для пальпации анатомические ориентиры. Пальпаторно определяют остистый отросток поврежденного позвонка, который более других выстоит под кожей. Затем проводят две линии: одну по верхнему краю остистого отростка в горизонтальной плоскости через середину корня дужки и вдоль поперечного отростка; вторую — в сагиттальной плоскости через вершину поперечного отростка позвонка. В точке пересечения линий производят разрез кожи, подкожной клетчатки и фасции размером до 1,5 см, через который вводят троакар. Проверив правильность положения троакара на мониторе электронно-оптического преобразователя в позвонок вводят резьбовой стержень, фиксированный в ручке-ключе. Вращательным движением внедряют острие стержня в кортикальную пластинку дужки и вкручивают его в тело позвонка до упора в виде шайбы. Наличие упора в виде шайбы не позволяет провести стержень в дугу позвонка более чем на 45 мм, т.е. на длину части стержня со спонгиозной резьбой. После введения необходимого количества резьбовых стержней их свободные концы закрепляют на опорных пластинах с помощью компенсаторных шайб так, чтобы одна пластина фиксировала два позвонка. Производят необходимые дистракционно-репозиционные усилия для устранения смещений и деформаций позвонков и фиксируют устройство.

Достигнутый результат — профилактика выхода резьбовой части стержня за пределы передней грани позвонка, что устраняет возможность травматизации внутренних органов или крупных сосудов, что в свою очередь повышает безопасность проведения операции.

Резьбовой стержень для аппарата внешней фиксации позвоночника, выполненный в виде резьбового металлического стержня, имеющего на одном конце спонгиозную резьбу, а на другом — метрическую, отличающийся тем, что резьбовой металлический стержень выполнен переменного диаметра, меньшего 3 мм со стороны введения стержня в кость, длиной 45 мм и большего 5 мм по остальной части стержня, причем между частями стержня расположена шайба диаметром 12 мм и толщиной 2мм.

источник